Как я едва не попала
в секс-рабство
Как я едва не попала в секс-рабство
Всё началось с банальной прихоти достать деньги здесь и сейчас, а закончилось побегом с китайской квартиры от сутенера, который купил меня за 1000 долларов.
Мне срочно нужна была крупная сумма на лечение одного из членов семьи. Ломать долго голову не пришлось, потому что я встретила старого знакомого, с неплохим багажом знаний, где заработать. Олег уже пять лет танцевал за границей. Он поведал мне, как легко найти нужную работу, не попасть в неприятную ситуацию, а главное — раздобыть приличную сумму.

Я всецело согласилась на его условия. В тот же вечер со мной связались и рассказали поэтапный план моих действий. Спустя час, на мэйл я получила сообщение со списком всех необходимых от меня движений.

У меня появился личный менеджер — Маргарита. В сообщении на почте было несколько требований от кандидата: профессиональная съемка и наличие загранпаспорта. Все звёзды сошлись. Требования менеджера были выполнены в кратчайшие сроки.

Рита прислала мне очередное сообщение на почту, поздравительное: мою персону утвердили на вакансию хостес. Через несколько минут она добавила: работа в Пекине, Китай.
Меня предупредили о том, что за визу я сама плачу триста долларов. Эти деньги мне вернут по прибытии, перелёт и проживание оплатит босс. Эту информацию мне сообщал уже другой менеджер — Валера. В его обязанности входило оформить мне рабочую визу и уведомлять о финансовых затратах.

Спустя две недели я получила паспорт с уже проставленной визой. Рита в тот же день сообщила день вылета и через Вконтакте познакомила меня с будущей сожительницей по комнате - Настей.
Настя оказалась девятнадцатилетней милой барышней, с высокой самооценкой и низким уровнем интеллекта. По ходу переписки выяснилось, что мы будем не только жить вместе, но и работать в одном ночном клубе.
Обычно спокойный и прагматичный папа с тревогой и слезами просил меня не уезжать. Что-то однозначно пыталось меня остановить. Спустя годы я поняла, что все эти неурядицы предупреждали: не едь туда.

Смиренно ожидая Настю на территории аэропорта я в каких-то конвульсивных движениях доедала последнюю пачку обезбаливающих и молила Бога угомонить дичайшую боль в челюсти.
В день отъезда происходило всякое западло. Начиная с адской боли в челюсти и заканчивая новым айфоном, который магическим образом выключился и больше не включился.
Мой маленький спутник явился через несколько часов с двумя огромными чемоданами. На вопрос о количестве вещей Настя ответила, что всё ей очень необходимо, и она даже готова переплатить за перевес. У нас был трансфер: Киев-Москва-Пекин. Девять часов боли в спине и вонючих соседей по креслу — и вот мы на месте.

Забрав чемоданы с ленты и шагая по зелёному коридору, я с ужасом поняла, что нас никто не встречает: ни наших фамилий на плакатах встречающих, ни фотографий, ничего. Ужас перерос в панику. Я, как сумасшедшая, раз десять пробежала туда и обратно по коридору в надежде увидеть хоть что-то похожее на свою фамилию. Когда попытки не увенчались успехом, мы подбежали к работникам международного аэропорта с просьбой о помощи.
Никто не знал английского и не мог помочь. Вдруг на меня обрушилась вся усталость мира, и единственным шансом разъяснить ситуацию была Рита.

Поскольку мой телефон покончил жизнь самоубийством, звонить я не могла, но могла Настя. У нас была минута на вопросы и ответы.

Рита не ожидала услышать мой голос и показательно удивилась, что нас не встретили. Приказала сидеть в зале ожидания. Связь оборвалась. Сидя на пуфиках в окружении китайцев, долгих пять часов мы стали объектами из цирка. Так меня ещё в жизни не рассматривали.
Спустя длительное время к нам подошел китаец и показал знаковую для нас вещь - айфон. Настя увидела мечту, ведь именно ради айфона она и прилетела на другой конец мира. А я увидела желанные фамилии на снимке экрана. Китаец не говорил с нами, просто махнул рукой и направился в сторону выхода.

У аэропорта нас ждала машина. Мы сами загрузили вещи в багажник и уселись на заднее сидение.
От следующего движения у меня сжалось сердце — он автоматически закрыл все двери и протянул мне телефон.
Со мной поздоровался парень на английском: "Девочки, планы немного изменились и вы будете работать в Тяньцзине, но не переживайте, всего 100 км от Пекина. Водитель вас отвезет. Единственное, у вас в номере сломан кондиционер. И, кстати, вы готовы сегодня работать?". Я отрицательно махнула головой и пролепетала, что мы слишком устали, большая разница во времени и перелет нас утомил. Про себя подумав "блять, что-то здесь не так, Вера, ты в какой-то жопе".

Повернув голову к Насте, я увидела невозмутимого человека, играющего в шарики на телефоне. Мне не нравился Пекин, мне не нравилось все. Я без единой эмоции ехала в машине со своими странными спутниками.

Час — и мы на месте. Дома-пеналы по шестьдесят этажей, нехватка воздуха, двадцать миллионов жителей и идиотская архитектура — это все, что я запомнила с нашей поездки по этому городу. Водитель молча провёл нас к номеру на одиннадцатом этаже, молча отдал ключи и удалился.

Все это было похоже на хреновую постановку или розыгрыш. Настя невозмутимо жала на шарики. Нарушил молчание мой вопрос: "Настя, сколько ты взяла денег?" Настя с гордостью показала 50 баксов. Больше к ней вопросов не было. Мы по очереди приняли душ и решили пойти поесть. Но не успели мы выйти, как в номер постучали.
На меня смотрела барышня славянской внешности с потрепанной жизнью наружностью. Хотя на вид ей было лет 18-20. Рядом с ней стоял наш водитель. Имени ее я не запомнила, но девушка с гордостью сообщила, что она переводчик нашего гостя.

В это время китаец-водитель перетаскивал ротанговое кресло на средину комнаты и закурил сигарету. От неожиданности у меня пропал дар речи, зато появился у него. Синхронный перевод поведал о том, что водитель — это не водитель, а босс клуба в котором мы должны работать. И правила игры немного изменились. А точнее, кардинально изменились. Они совсем не совпадали со словами менеджера Риты.
Босс прояснил ситуацию.
Никакие мы тут не хостес, мы шалавы-алкоголички, что умеют танцевать. Главная задача - немедленно выйти на работу и ублажить одного из друзей китайца.

Фыркнув и топнув ножкой я сказала, что делать этого не буду и сейчас же покидаю апартаменты вместе с Настей. Анастасия наконец-то оторвала взгляд от шариков, посмотрела на меня и выдала что-то вроде: "Ну-у-у-у, Вер, подумай. Тут деньги платят и условия норм".

Судорожно собирая вещи я пожелала ей удачно оставаться здесь с пятьюдесятью долларами. Настя схватила меня за руку и сказала, что пошутила.

Китаец стал красным, потушил сигарету о стол и бегая по номеру орал, что мы никуда не денемся, и уж если мы отказываемся работать и подписывать контракт - то должны заплатить 20 баксов за ночь в отеле. Я молча протянула ему деньги и выпроводила обоих.

Никогда раньше время не тянулось для меня бесконечно. Не смыкая глаз всю ночь и осмотрев каждый угол номера, я нашла пальчиковые камеры. За нами следили. Но, мне было плевать, ведь я точно знала, что завтра в Пекине меня будет ждать мой старый друг Ростик. Не о чем волноваться. Утром, я поговорила с родителями по скайпу и рассказала об этой истории старому другу из Пекина. Мы с "шариком" сходили в магазин за едой и уселись на диван в ожидании шанса уйти.

В три часа дня замок прокрутился. В номер вошёл двухметровый негр с моим боссом. Страх сковал тело, а в голове вихрем пронеслись мысли о каких-то предметах для самозащиты. Я схватила маникюрные ножницы и зажала в руке.
Темнокожий человек сел на угол кровати и начал расспрашивать, почему мы не хотим работать. Настя играла в шарики, поэтому пришлось говорить мне. Я объяснила, что нас обманули и мы не соглашались на такие условия. Мой собеседник хладнокровно произнес: "Я купил вас за две штуки баксов, как проституток, и оплатил перелёт".

Он похвастался, что прилетел из Нью-Йорка вместе со своей девушкой и открыл бизнес с другом-полицейским. Потом ответил на телефонный звонок, помахал нам и вышел вместе с китайцем. Вернулся темнокожий через секунду и приставил к нам охранников: одного у двери номера, второго на ресепшене.
Оба были с оружием.
Время приближалось к одиннадцати, я не успевала на поезд в Пекин. Выйти из комнаты мы не могли. Было решено: нужно бежать отсюда. Пришлось бросить все наши вещи. С собой взяли только телефон, ведь выбежали из номера под предлогом: "Поесть и пройтись по магазинам. Ничего не берём, только телефон и кошелёк". Идиот, охранявший номер, ни слова не понял, но отпустил.

Охранник, что был снизу угрожал оружием и велел вернуться, якобы еду нам принесут. Но поток китайцев помог мне затеряться и выбежать на улицу. Мы просто бежали вперед в надежде найти место, где можно разменять доллары.

На часах было 10:30, никакой связи с Ростиком не было.
Мы остались одни. Я плакала посреди незнакомой пустой площади, Настя играла в шарики.
Внезапно меня одернул мужской голос. На чистом английском мужчина спросил, нужна ли помощь. Я схватила его за руку, где впоследствии остался синяк, и попросила отвезти нас на главную ж.д-станцию. Мужчина был с девушкой, но согласился помочь. Девушку Чен высадил у дома и сказал, что наберёт позже. У нас спросил лишь об отсутствии вещей и столь поспешном отъезде. Настя что-то соврала.

Выйдя на станции мы буквально шли по людям. В Китае разрешено ночевать в общественных местах.

Чен пошёл к кассе и вернулся к нам:
"У них сломался компьютер, вы не уедете сейчас. Систему починят ближе к 6 утра".
Мне казалось, что все в этом мире против меня. Сквозь сопли мне удалось пробормотать, что меня ждут в Пекине, и нам нужно такси. Чен посмотрел на меня и сказал, что никто нас не возьмет. Потому что мы европейки, да еще и одни, ночью.

Спустя две минуты молчаливых размышлений мой новоиспеченный друг согласился найти нам перевозчика. Его не было около часа. Запыхавшись, он подошел к нам с китайцем сомнительной адекватности и прошептал: "Не говорите с ним, между собой тоже. По приезду просто отдайте сотню баксов. Всё". Я долго стояла повторяя ему как признательна за всё, что он сделал. На это Чен шутливо ответил, что этот поступок зачтется ему в карму.

Распрощавшись, я схватила Настю и буквально запихнула в машину. Наша поездка длилась вечность, хотя часы показывали, что прошло всего 40 минут. Мы вошли в аэропорт, уверенные, что Ростика здесь уже нет. Но, вдруг, я услышала знакомый голос. Это был он. Тело стало ватным, ноги подкосились. Ничего не объясняя, я протянула Ростику оставшиеся деньги с просьбой купить Насте билет до Киева.
Осознав всю странность ситуации, он молча пошел исполнять мою просьбу. Настя захотела остаться со мной, когда Рост впихнул ей в руку билет. Вежливо отказав "шарику" я обняла ее и попросила больше никуда не лететь без денег для непредвиденных ситуаций.
Это конец истории.
Все остались живы.
Уверена, что такая история, со счастливым концом — скорее исключение или неведомое вмешательство свыше. Мы никогда не узнаем наверняка.

Риту осудили в Украине по статье 149 "Торговля людьми или иная незаконная сделка о передаче человека". Наказания она избежала: улетела жить в Азию.

Попытки найти кого-то из людей причастных к продаже (Олега или Валеру) оказались тщетными. Они просто испарились, оставив после себя лишь страх и боль от мыслей о тех ужасных днях.
Текст
Иллюстрации
Вёрстка
Спешел сенкс
Аноним
Наташа Левицкая, Таня Ельчанинова
Ирина Шарова
Жене Полосиной и школе Projector
Текст
Иллюстрации

Вёрстка
Спешел сенкс
Аноним
Наташа Левицкая,
Таня Ельчанинова
Ирина Шарова
Жене Полосиной и школе Projector
ще! ачьонє?