П'ять історій про
День cвятого Валентина
П'ять історій про
День cвятого Валентина
Валентинки і секс у подарунок. Зібрали історії наших читачів про Дні cвятого Валентина, які їх спантеличили.
Сподіваюся, вона думає те саме

Був рік 2010 здається. Мені 18 років — період особливий і зламний. Більш дивними ніж у 18 ми, мабуть, ніколи не будемо, тому і події якісь непанятні з сьогоднішньої перспективи.

На той час я ще не вмів казати, що ми зустрічаємось, чи у нас стосунки, тож, мабуть, ми мутили. Цілувалися, гуляли, бачилися часто, багато спілкувалися (нє, сексу пачті не було). І отак мутили ми вже рік. Ще зі школи. Вона старшокласниця. Та з часом стосунки почали якось текти в'яло. Не знаю, що Вона думала. Здається те саме. Стосунки не розвивалися, але любовні реверанси залишалися. А тут ще й цей шалений період університету — нове оточення, нові друзі, ну і нові вподобання. Не знаю, що було у Неї. Здається те саме.

На порозі 2011 року у мене вже було два латентних об'єкти симпатії, а з Нею ми досі зустрічалися. По накатаній. Листи, поцілунки, побачення і далі за списком.

І ось святого Валентина. День особливий. Я так вважав. Що вона вважала, не знаю. Здається, те саме. А мені всередині все щемило. Бачитися вже не хотілося. Сказати, що між нами все скінчено, я не вмів. Та й не розумів, чи хочу. Відчуття нудоти і якогось глобального непорозуміння. Що було у Неї, я не знаю. Здається, те саме.

Ми підготували одне одному подарунки, але ні Вона, ні я чомусь не мали часу у цей день.
Домовилися зустрітися біля метро Контрактова площа. Вона була як завжди чарівна з довгим чорним волоссям. Сяяла. Поцілувались, обмінялися подарунками, романтичними валентинками — кожен написав про любов до скону. Їй треба було бігти, і я не перечив. Вона сіла в поїзд, і ми домовилися зідзвонитися через годину. Тоді ще я не знав, що бачу і чую її востаннє. Що думала Вона, я не знаю. Здається, те саме.

Настав вечір. Я не хотів дзвонити. Дзвінка не отримав теж. На ранок писати і дзвонити теж не хотілося. Те саме відчуття наступні дні. Чомусь і вона ігнорувала. Я не був проти. Дивно працює мозок 18-тирічного — я переключився на нове спілкування, почав приділяти час своїй майбутній дівчині, а Її не забував. Пам'ятав, та не хотів розбиратися. Як хлопчик, який не підмітає пилюку під ліжком, я ігнорував, хоч і боявся, що раптово вона напише і треба буде виправдовуватися. Та вона ігнорувала так само. Було дивно, але не було прикро.

Я не подзвонив їй досі. Вона теж. Технічно ми ще зустрічаємось (уже 10 років, лол), але крапку ми заочно поставили. Хоча й дивну. Все відбулося синхронно і природньо. я не жалію. Не знаю, що думає вона. Сподіваюсь, те саме.

Он любит побольше


Это было в восьмом классе. На дворе был 2009 год. Накануне Дня святого Валентина я поцеловалась с парнем на школьной дискотеке. Для меня это ничего не значило. Мы не начали встречаться. Ну, по крайней мере, я так не думала.

В школе была традиция: 14 февраля в холле ставили огромный ящик, в который все-все сбрасывали валентинки. А потом один большой старшеклассник с искусственными крыльями ангела разносил их по классам. Но моя валентинка пришла мне отдельно, мимо ангельской почты. Он встретил меня посреди коридора на перемене и вручил огромную валентинку. Размером где-то с А4. Может больше.

Я попыталась быстро ее спрятать. Но спрятать ее было нельзя, ведь она была огромная. И все мои попытки как-то скрыть тот факт, что она у меня есть, потерпели неудачу.
Внутри очень корявым почерком было написано что-то на русском, возможно «я люблю тебя». И мне как бы было приятно. Но больше неудобно. Подруги издевались еще пару недель. Гнали с гигантомании парня. Одна показывала руками огромное сердце каждый раз, когда меня видела.

В итоге он меня таки добил. И где-то через 9 месяцев мы начали встречаться. И провстречались еще семь лет. Кажется, эта валентинка до сих пор где-то лежит в доме моих родителей.

Компания одиночек и ебучий фонарик

Я всегда любила День святого Валентина. Мне нравились все эти милые мелкие подарочки, знаки внимания и внезапные любовные признания. Но мне запомнился больше всего День святого Валентина, когда всего этого не было.

Из ежегодных атрибутов праздника — кажется, я красиво оделась. Возможно в красное. Возможно была на каблуках. Это был второй курс университета. Прекрасное время, когда я писала стихи, ходила на пары и ни с кем вроде не встречалась.

Тогда я ожидала от Дня всех влюбленных либо чудесного внезапного признания в любви на всю жизнь, либо унылости. Получила что-то совсем другое.

Как-то случайно у нас собралась очень странная компания знакомых, которым не с кем было праздновать. Парень на пару курсов старше, который не праздновал со своей девушкой. Не помню, поссорились они, или просто так получилось, но он был не занят. И первокурсница с моего родного города. Почему она была одна, я не знаю.

Так вот, мы пошли в паб. Пить пиво. На тот момент, между прочим, я только начала открывать для себя сей дивный напиток. В баре был естественно праздник. Был тамада хороший и конкурсы интересные. Один из них мы выиграли. Ответили на какой-то глупый вопрос и получили китайский фонарик.

Алкоголики мы были так себе. По крайней мере я и первокурсница. И мы пошли пускать свой фонарик. Мы поднялись на гору. Она же холм. Поднимались долго. Через какие-то ебеня. Парень-старшекурсник жил в этом районе и провел нас. Но было стремно: мы шли через частный сектор и гаражи минут 20. Но в итоге вышли на вершину с которой открывался вид на ночной город.
Конечно мы еще 15 минут пытались зажечь этот ебучий фонарик. Я не помню, что тогда загадала. Но в тот вечер я поняла, что магию и радость могут дарить не только стереотипные вещи, типа валентинок и романтических ужинов. Иногда самая восхитительная близость возникает со странными не очень близкими людьми, которые в один прекрасный день просто скрашивают одиночество друг друга.

Горячий день влюбленных


Марина общалась со мной намеками. Не знаю, как с другими, но со мной, в основном, ими. «Ой, смотри какие красивые трусики,» — пишет она в описании фотки, которую только что сделала в ТЦ. «Подарил бы кто,» — добавляет она отдельным сообщением. И стесняющийся смайлик. И так во всём.

Женщина-загадка — это про Марину. Потому что сам черт ногу сломит в её намеках и подмигиваниях. Ни рогов, ни копыт у меня нет, да и нравится мне, когда все мои конечности правильно функционируют. Так что я забивал. В основном. Но в некоторых случаях я всё же давал слабину. Иногда это даже заканчивалось хорошо.

14:00. Марина сбрасывает мне фотографию ванной комнаты в свечах. «Смотри, как романтично,» — томное придыхание слышится даже в сообщении в Телеграмме.

14:02. «Да, очень. Хочешь так же сегодня?» — подыгрываю я ей. 14 февраля как-никак.

14:02. «Если ты, конечно, не против,» — как бы нехотя соглашается она.

Около 7 вечера товарищ подбрасывает меня до ближайшего к дому Марины супермаркета. Это уже третий магазин, где я пытаюсь купить свечи. Нигде их нет. Скрестив пальцы и молясь Амуру иду по рядам. Две последние пачки. Одну беру, вторую оставляю возможному другому, такому как я, романтику. Кажется, у меня сегодня будет горячий вечер. И пока что, я даже не представляю насколько.

20:00. Марина встречает меня в белом банном халате. И тут же пресекает мои попытки забраться под него руками. «Сначала помой руки,» — мамочкины нотки сквозят в её голосе. Я взрослый и сам знаю, когда мне мыть руки, решаю я и с обиженным видом иду ставить шампанское в холодильник.

С Мариной у нас была негласная договоренность. Она меня кормит — я довожу её до оргазма. Мне хватает одной тарелки, ей — одного оргазма. Вин-вин, я считаю. И вот, пока я ем праздничную печень утки под каким-то там французским соусом, она под шум воды расставляет свечи в ванной. «Как доешь, приходи ко мне,» — кричит она мне и закрывает воду. Сегодня был сложный день и я очень устал. И чем быстрее она кончит, тем дольше я смогу поспать. Прагматично, но хороший секс — это не то в наших отношениях, чем мы могли хвалиться перед друзьями.

Наспех доев курицу (или утку, что там было) я, захватив два фужера и шампанское из холодильника, спешу в ванну. Клубы пара красиво плывут по ванной в теплом свете десятка свечей. Марина лежит под толстым слоем пены и манит к себе пальцем. Прыгая на одной ноге, в попытке снять штанину и не раздавить фужер, я заставляю Марину смеяться.

Успешно справившись с джинсами и боксерами, погружаюсь в маленькую ванну, под пену, к ожидающей меня женщине. Разливаю шампанское и мы о чем-то мило беседуем. Допив очередной фужер, откидываюсь назад, и ухом чувствую что-то горячее. Так как женщина передо мной, второй не может быть, скорее всего, это свеча. Отдергиваю голову и оборачиваюсь. Точно, еще бы пару сантиметров левее и прощай моя прекрасная кудрявая шевелюра.

В приступе смеха женщина на другом конце ванной запрокидывает голову и своими длинными мокрыми волосами сбивает свечу со своей стороны в воду. Под едва слышный «пшшш», её смех обрывается. Мы смотрим друг на друга. «1:1,» — читается в наших взглядах. Уже более сдержанно продолжаем пить шампанское.

«Тебе не кажется, какой-то запах появился в ванной?». «Это не я!» — сразу выпаливаю я, и только потом провожу быстрый анализ организма — мог ли он без моего ведома так среагировать на утку (или индейку?). Последующий анализ запаха подсказывает, что дело не в утке. А в курице. Правда, не той, которую приготовила Марина. А той, которая у нее в голове. Как иначе объяснить полыхающую синим пламенем полочку под зеркалом, я не знаю.
Вспоминая школьные уроки ОБЖ и пытаясь не разбить голову о фаянс её унитаза, я выскакиваю из ванной, хватаю полотенце и бросаю его на полку. Следующим быстрым движением вытаскиваю из-под полки подсвечник с длинной свечой.

В погоне за романтизмом, она решила, что купленных мною свечей недостаточно, и водрузила под полочку у раковины свечу, оставшуюся с Нового года. Высокую. В подсвечнике. А пластик на полочке не привык к таким близким и горячим контактам, сначала потек, а потом просто вспыхнул.

Шампанское мы допивали молча. Она — почти с головой спрятавшись в остатки пены. Я — сидя на краю ванны и думая о том, зачем я вообще здесь. Ведь это — День всех влюблённых. А я не люблю ни её, ни шампанское, ни горящие пластиковые полочки.

С тех пор, каждый раз, когда я слышу, как кто-то говорит «она такая горячая штучка», я вспоминаю Марину и мысленно оппонирую ему: «чувак, ты даже не представляешь, что такое настоящая горячая штучка».
День, коли я уламала мужика на секс

Я взагалі мало що святкую і часто забуваю, яке там свято наближається, різних дат і річниць теж не запам'ятовую. Але є одна, доволі банальна — дата, яку я у своїх стосунках таки святкую. Якщо не урочисто, то принаймні згадую, що таке ставалося. Це 14 лютого — День закоханих день, коли ми з хлопцем вперше потрахалися.

Досі ми були незнайомі. Наші друг і подруга давно хотіли нас познайомить, щоб ми були дружбами на їхньому весіллі. І от настав момент. У переддень Дня усіх закоханих ми прийшли до них в гості з ночівлею. Я прийшла з роботи в гарній сукні, Д. зав'язав хвіст, як у вікінга, й надів чисту сорочку. Ми познайомилися.

Закінчувалося 13 лютого, ми всі нажралися, співали пісні, веселилися, ми з Д. лизалися на балконі, а тоді випадково його голова потрапила між моїх ніг на кріслі. Наступного ранку 14 лютого все було весело й ненапряжно, наші хости поїхали в гості, лишивши нас у себе на хаті. В повітрі висіло незавершене діло. Ми говорили про стосунки. Виявилося, що Д. не трахається з дівчатами, з якими в нього не «офіційні стосунки». Океее, подумала я.

У мене тоді був період блядства на всі сторони, і мені було дуже тяжко зрозуміти, чому двоє прикольних людей не можуть переспати при наявності хати з ліжком. Так минуло кілька годин — я кажу: «Го єбаца», він каже: «У мене принципи». Я кажу: «Але ж ми подобаємося одне одному», він каже: «Так, але я намагаюся бути порядною людиною». Я кажу: «Всі їбуться, а ми — ні, сьогодні ж 14 лютого!». А він: «І що, ми не зустрічаємося, справа не в тобі, а в мені». Я ніколи так довго й так багато не уламувала мужика мене виєбати, чесне слово, досі пригадую це і закочую очі. Одночасно боюся себе — я майже зґвалтувала людину, примусила її до сексу. Хоча пізніше він сказав, що й так мене хотів весь час, тому як харасмент не рахується. Штош.

Зрештою ми договорилися до того, що подобаємось одне одному, але трахать він мене не хоче і не буде. Я не знаю, чому, але я реально сильно розстроїлася, приблизно так, як розстраюються діти в магазині цукерок, коли от ця найсмачніша піроженка прямо перед носом стоїть, але за склом. Я псіханула, сказала, що це тупо, і майже розплакалася. Тоді заспокоїлася, відчула себе страшною і не сексуальною, Д. сказав, що все це не так, ми обійнялися, поцілувалися і він плюнув і стягнув мої колготки. Ну і власне, тут ми й переспали.

Тому для мене День закоханих — це уже кілька років поспіль день сексу й угарних спогадів про те, як я ломала мужика на секс кілька годин. І уломала!




Ілюстрації

Текст
Лесь,
аноніми,
автор Томат Гранат,
авторка Записки з Тіндера




ще! ачьонє?